Русская дорожка

Вчера говорили с подругой о том, что дорога – продуктивное место для творчества. Я всегда сочиняю – пишу стихи, обдумываю сюжеты, просто отдаюсь течению.  И конечно, для тех кому интересна философия дороги рекомендую эссе Александра Секацкого  «Книга номада». А пока для вас новый стих.

Русская дорожка

Таксист сказал: не пристёгивайся,
Когда я рукою ремень поправила,
И добавил: не верь, не проси и не бойся,
Это русская езда, детка. Ты знаешь правила!

И мы летели на бешеной скорости,
И Николай Угодник с иконки мне подмигивал
Будто говорил: наша жизнь сплошные условности,
На Бога надейся, но проверяй двигатель!

Русская дорожка — дурак да за баранкою.
Русская дорожка – по краю лети, не останавливайся.
Ты только дождись, дроля, свою хулиганку.
Протяни мне ремень безопасности!
2020
http://zaslavskaja.com/%d0%bf%d0%be%d1%8d%d0%b7%d0%b8%d1%8f/russkaya-dorozhka/

Время любить

Мы смотрели программу «Время»

По Первому.

Диктор сказала:

Время разбрасывать камни

И время собирать.

Нет. Нет. Нет.

Диктор сообщила, что

Весенний рекорд заболеваемости Ковид-19 превышен.

Вирус коварен.

И до сих пор не понятно,

Как он поведёт себя в организме.

Зато известно, что он поражает

Не только лёгкие, но и сердце.

Происходит тромбоз сосудов.

Страдает репродуктивная функция.

Второй сюжет был про пояс нестабильности.

Конфликты в Белоруссии, Карабахе, Кыргызтане

Продолжатся конфликтами

В Приднестровье и Грузии.

Ведь там приближаются выборы.

Пояс нестабильности

Окружает нашу любимую Родину.

Враги не дремлют,

А подбираются всё ближе.

Так, например,

Президент Америки

Отказался продлить договор

По разоружению.

И холодом атомной зимы повеяло.

И часы судного дня на сайте

Нью-йоркского университета

Уже показывают без пяти минут

До конца света.

А потом я заснула.

Но ты разбудил меня

Поцелуями.

И я подумала: какое счастье —

В разгар эпидемии,

В окружении пояса нестабильности,

За пять минут до Судного дня,

У нас все ещё есть время

любить.

2020


http://zaslavskaja.com/%d0%bf%d0%be%d1%8d%d0%b7%d0%b8%d1%8f/vremya-lyubit/

Друиды

Мы снова вдвоём.
И луч солнца дрожит на ресницах.
Мы снова вдвоём,
В целом мире — одни.
Когда мы умрём,
В нашей кроне поселятся птицы,
И песни споют нам о том, как мы были людьми.


Мы будто друиды
Бредём по заросшему храму,
И слышим: дубы вековые и липы
Нам шепчут обрывки молитв.


Мы будто друиды
Бредём по заросшему парку,
Забытый людьми он
Печален и тих…


Всё осень.
И лёгкая поступь её смертоносна.
Всё осень.
Стекает закат на узорный ковёр.
Небосвод – кровосток.
А помнишь, весною
Бежал по сосудам моим кровеносным
Берёзовый сок?


Теперь же октябрь,
И в разгар умиранья
Израненным душам приют лишь один — листопад.
Но что там за гранью?
Признайся мне, что там за гранью?
Какие слова ты мне скажешь, любовник и брат?


Мы снова вдвоём.
И луч солнца дрожит на ресницах.
Мы снова вдвоём
Перед тем как расстаться опять.
Что если любовь —
Это только возможность сродниться?
Что если любовь —
Это только возможность продлиться
И не умирать?
2020


http://zaslavskaja.com/%d0%bf%d0%be%d1%8d%d0%b7%d0%b8%d1%8f/druidy/

Сценарист и продюсер фильма "Ополченочка" Владислав Плахута: "Украина была не матерью, а недоброй м

Развернутое интервью сопродюсера и соавтора сценария фильма «Ополченочка» Владислава Плахуты «Аргументам недели» о том,  как пришла идея снять художественное кино о событиях на Донбассе, где брали военную технику и кто финансировал съемки. Всем кто интересуется  как обстоят дела с кино о Донбассе читать обязательно. Полная версия у нас на Одуване.
– Ладно, понятно и это, но почему тогда не положиться на профессионалов?
– Очень бы хотелось, поверьте, однако, обозревая сегодняшнее печальное состояние российского кинематографа, его вторичность по отношению к западному и его подчас гедонистическую, до примитивизма, направленность, мы пришли к выводу, что едва ли он способен достойно своих великих предшественников ответить на запрос времени и рассказать о Донбассе историю масштаба, глубины и проникновенности фильмов «Живые и мертвые» или «Они сражались за Родину». Воспоследовавшие события только подтвердили наши сомнения: первый и единственный на данный момент российский фильм на донбасскую тему, вышедший в прошлом году, — проект «Донбасс. Окраина» российского режиссера Рената Давлетьярова, о работе над которым до его выхода нам ничего не было известно, – очевидная иллюстрация правильности наших скептических ожиданий. И дело не в том, что фильм сделан плохо. Как раз с точки зрения киноремесла, он сделан вполне достойно. Его проблема в другом: от него ждали эпичности и контекстности, как от первого проекта на эту тему с российской стороны, а он ограничился частностями. Нет, они, эти частности, безусловно, тоже важны и нужны, но только после создания культурного, а в данном случае кинокультурного, контекста событий на Донбассе именно как эпического столкновения, ни много ни мало, Добра со Злом, как долгожданной «русской ирреденты». Также большой вопрос возникает к этому фильму по части достоверности: его съемки проходили в Крыму, а не на Донбассе, а режиссер даже как-то неуклюже похвалялся, что в первый раз он у нас оказался только на премьере своего фильма. Как по мне — довольно сомнительное достижение. Ведь как можно передать подлинные «дух и букву» этого великого противостояния, не окунувшись в его гущу? Нет, мы, конечно, понимаем, что наполеоновские войны или Древний Рим описаны в кино людьми, никогда там не бывавшими. По объективным причинам – ни у кого из нас таких возможностей попросту нет физически. Ну, так и их творения из тех, кто был их героями или современниками, также некому оценить на предмет достоверности ровно по тем же самым причинам. Но у меня нет никаких сомнений, что будь у, например, Сергея Бондарчука в процессе съемок «Войны и мира» фантастическая возможность оказаться на Бородинском поле 7 сентября 1812 года, он бы непременно ею воспользовался. Как и не отказался бы пообщаться с Кутузовым, Наполеоном или поручиком Радожицким – прототипом толстовского капитана Тушина. Все эти возможности у команды, снимавшей «Окраину», очевидно, были: вот он, Донбасс, рядом, как и возможности снимать ровно в тех локациях, где происходили исходные события. Ан нет…
Вот поэтому, не без долгих и трудных колебаний, мы и решились пойти в этот проект, несмотря на все те очевидные риски, которые связаны с нашей неопытностью, отсутствием всевозможных ресурсов и т.д…

Да и потом, возвращаясь к вашему вопросу, мы на профессионалов в конце концов таки и положились – команда, делавшая этот проект, была сборной: режиссер и часть актеров – российские, а другая часть актеров и весь технический персонал – местные, донбасские. Да, у нас не было российских звезд ни первой, ни даже второй величины. По вполне понятным причинам: во-первых, жесткие бюджетные ограничения, не позволяющие приглашать раскрученных, а значит, дорогих профессионалов, а во-вторых и, может даже, в-главных, едва ли кто-то из «крутых» да «подкрученных» поехал бы на Донбасс по целой куче причин — скажем так: «политические убеждения», а проще – известный «либерализм», присущий этой категории граждан, который странным образом почему-то всегда обращен против русских и их государства, а также всех тех, кого они поддерживают в том или ином конфликте, банальный страх за свою жизнь и здоровье, опасение возможных санкций, отсутствие привычных условий пребывания и много чего еще другого. Кроме того, я не стал бы приглашать в этот проект узнаваемые лица, даже если бы и имел к тому все возможности. Именно потому, что они узнаваемые и заезженные, с обильным силиконом в разных частях тела – таких я не представляю в роли девушек-танкистов, сражающихся на Донбассе, и никакой достоверности и подлинности за ними в этих ролях не признаю.
А мы, в свою очередь, очень благодарны нашим российским коллегам, режиссеру Алексею Козлову, актерам Юрию Миронцеву и Анатолию Фалынскому, актрисам Марии Перн и Наталии Колосковой за то, что они безропотно разделили с нами все опасности, тяготы и лишения этого проекта. Я думаю, что широкая публика о них еще услышит.
Кстати, за время реализации нашего проекта очень многие из нас также уже стали россиянами, что, на мой взгляд, весьма и весьма промыслительно…

Вы сказали, что украинская сторона буквально серийно штампует фильмы на донбасскую тематику. Очевидно, что они не могут быть хорошего качества и являются, скорее всего, банальной пропагандой на потребу дня. Может, не стоит им уподобляться? Все-таки нужно время и порою значительное, чтобы спокойно и глубоко оценить те или иные исторические процессы и события?
— Есть такая точка зрения, и она не лишена серьезных оснований. Ее, например, озвучивал такой уважаемый мной мэтр российского кинематографа, как Карен Шахназаров: мол, не время еще, требуется оное для более глубокого осмысления происходящих сегодня событий. Мол, лицом к лицу лица не увидать – большое видится на расстоянии.
И действительно, самые глубокие и проникновенные фильмы о, например, Великой Отечественной войне, были сняты через 10-20 лет по ее завершении, когда огромное, без преувеличения сказать, экзистенциальное ее значение было окончательно осознано нашим народом и стало общим местом. Для нынешних донбасских событий такое время тоже когда-нибудь, безусловно, придет. Но, с другой стороны, сейчас мы имеем уникальную возможность создать художественное кинопроизведение, максимально, благодаря непосредственной временной близости событий, отражающее даже в мелких деталях дух времени, которое впоследствии будет естественным и неизбежным образом притупляться и забываться и, самое главное, это произведение будет начисто лишено апостериорного налета, т.е. послезнания, ведь в настоящий момент никому из нас не известен ни дальнейший ход, ни исход этого великого и затянувшегося противостояния. Делая этот проект, мы стремились запечатлеть как историческую эпоху, так и текущий момент по ходу событий, когда «…все еще свежо и кровоточит». Мы сознательно пошли в такой сложный и масштабный жанр, каковым, безусловно, является жанр эпической военной драмы, ибо другие не позволяют в полном объеме создать контекст великой Русской весны. Мы хотели рассказать миру о том, что у нас произошло и происходит, как и почему тысячи людей рискуют жизнью и здоровьем, а миллионы — благополучием и комфортом, только бы не «лечь под хунту» и не потерять собственное «я» вместе с оплеванными и забытыми могилами предков. Также этим фильмом мы хотели вслед за великим русским поэтом воздвигнуть своего рода нерукотворный памятник тем людям, которые отдали свои жизни в этой борьбе или стали невинными жертвами распоясавшихся бесов нацизма. Ну и, чего скрывать, мы хотели поддержать и ободрить наших сограждан, ведь борьба продолжается и скорого ее завершения пока не предвидится.
Однозначно могу утверждать, что все, что мы делали в этом проекте, мы делали самым искренним и честным образом, отдавая ему все силы и средства, которыми располагали. В нем наша душа и совесть.

http://oduvan.org/?p=7953&preview=true#facebook


http://oduvan.org/interesnosti/sdelano-v-donbasse/stsenarist-i-prodyuser-filma-opolchenochka-vladislav-plahuta-ukraina-byila-ne-materyu-a-nedobroy-machehoy/

"Опыты пристального чтения". Cкачать книгу можно на сайте zaslavskaja.com

Друзья, в этот особенный для меня день в День рождения моего друга Владимира Карбаня я делюсь  с вами книгой, которую мы хотели издать вместе. Итак, "Опыты пристального чтения: стихи Елены Заславской с комментариями Владимира Карбаня". Скачать книгу можно на сайте.  Если она вас тронула -- напишите об этом.   Презентация сегодня, 8 октября, в 13:00, в  Русском центре библиотеки имени Горького.  Те, из моих читателей, которые прийти не смогут, но желают книгу,  сделайте репост!
http://zaslavskaja.com/2020/10/07/opyty-pristalnogo-chteniya.html

«Nemo» Елены Заславской: запретная любовь, запретная борьба, запретный город

Волшебная рецензия Ольги Бодрухиной на мою поэму «Nemo»! Помещаю ее здесь целиком!

«Nemo» Елены Заславской: запретная любовь, запретная борьба, запретный город

Как рождаются жемчужины? В раковину попадает достаточно крупная песчинка, осколок или даже рыбья косточка. Инородное тело причиняет хозяину огромное неудобство, и тот начинает обволакивать, окутывать ее собственным перламутром, слой за слоем. Застывая, слои формируют прекрасную жемчужину: в буквальном смысле, плод страсти и страдания. Так, порой, чувства и переживания, которые мы маркируем, как причиняющие боль, надежно сокрытые за плотными створками души, могут породить неописуемую красоту идеальной формы.

Произведение Заславской «Nemo» – это не просто редкий образец любовной лирики, романтизма и русской волшебной поэтической традиции. Это еще и многослойный, многообразный морской квест.

Главная героиня, русалка, сама по себе персонаж неоднозначный в прямом смысле – это существо раздвоенной природы, наполовину человек, наполовину – рыба. Сказки о русалочках создают контекст – они могут жить как в море, так и на суше, если обменяют у какой-нибудь колдуньи свой прекрасный голос на парочку не менее прекрасных ножек. Но, что делать, если нет больше никакой суши? Город, в котором живет русалочка, затонувший, а ее возлюбленный – даже не принц, а загадочный Nemo.Collapse )

Война и порнография. Три стихотворения о войне в проекте "Новая поэзия"

И снова о войне, и снова о поэзии... Моя статья в «Казачий вестник».

«На проект «Новая поэзия» российского издания «Афиша Daily» обратила мое внимание подруга. Афиша публикует три стихотворения определенной тематики, и авторы этих стихов комментируют их, рассказывая, как создавались произведения. Тематика подборок, как правило, лежит в области либеральной повестки, например: «Красный день календаря: три стихотворения о менструации», «Слушай они убьют меня: три стихотворения о расизме» (в эту подборку почему-то попало стихотворение Всеволода Емелина «Скинхедский роман»), «Познакомьтесь с квир-поэтом…. » (квир – собирательный термин, используемый для обозначения человека, относящегося к сексуальным и гендерным меньшинствам) и т.д. и т. п. Все эти темы на грани хайпа и порнографии. Поэтому, когда я увидела название: «По окончании войн не знаешь, что делать: Три стихотворения о войне и жизни после нее», я насторожилась! И не зря. Стихи, опубликованные в день нападения Германии на Советский Союз 22 июня 2020 года, выражают представление о войне тех людей, которые не воевали, не побеждали, не хотят и не могут оценить то, что было сделано в военные годы.

Хотя войну Украины и Донбасса, я переживаю в Луганске, в прифронтовом городе, имею опыт пребывания в этом пространстве, я не считаю, что о войне может писать только тот, кто воевал. Яркий пример обратного дает поэт Владимир Высоцкий, который написал ряд великолепных песен о войне в силу того, что он разделял взгляды и ценности тех кто воевал. Если говорить по-научному имел с ними общую идентичность. Его собственное воображение и опыт подсказывали ему единственно верные слова.

Совсем другое дело поэты Федор Сваровский, Елена Ефимова и украинский автор Борис Херсонский...»

Продолжение на Одуване!
http://oduvan.org/interesnosti/ix-nravy/voyna-i-pornografiya-tri-stihotvoreniya-o-voyne-v-proekte-novaya-poeziya/

Русский мир отвечает

Первое в текущем тридцатом сезоне заседание Философского монтеневского общества состоялось 16 сентября 2020 года в Далевском университете. На заседании выступил Арсентий Атоян с докладом «Русский мир отвечает, или В защиту сообразительности на лестнице».

Докладчик проанализировал сложившуюся в Донбассе ситуацию, подвел итоги шестилетнего периода становления республик, предложил свою видение Русского мира и его деятельности в России, на Украине и в республиках Донбасса. Основная идея докладчика: Русский мир проиграет, если сделает ставку на империю, государство и русскую культурную исключительность; у Русского мира есть шанс, если он будет реализовываться как общественное и культурное объединение, взаимодействующее на равных с разными культурами.

В обсуждении были затронуты вопросы о будущем Донбасса между Россией и Украиной, о способах трансляции культурных ценностей, о положении русских на Украине как людей второго сорта, которым украинская власть с 2014 года угрожает войной, о мировой тенденции создания мегаполисов и возможности ее реализации на Донбассе, а также о стратегиях индивидуального жизнетворчества во время войны и неопределенности.

Доклад Арсентия Атояна «Русский мир отвечает» можно прослушать на сайте «Одуванчик».
Следующее заседание состоится 23 сентября, в 14.30, и будет посвящено философским смыслам поэзии Елены Заславской.

http://oduvan.org/nashi-proekty/fmo/russkiy-mir-otvechaet/

Крест и ветер

КРЕСТ И ВЕТЕР

Мне приснилось на рассвете
Небо, звёзды и Луна,
Будто я на белом свете
Одинешенька-одна.

И стою я в голом поле,
Посреди него, как перст,
Посреди земной юдоли —
Только я, да чей-то крест.

Чей же он? Кто мне ответит?
Деревянный и простой.
И сказал мне вольный ветер:
— Не узнала? Это твой!

— Стерлось имя, дат не видно,
Что ж останется, скажи?
— Только голос, друг мой ситный,
Что исходит из души.

Да растрёпанные вирши,
Что из клетки из грудной
Рвутся прочь, потом всё выше,
Чтоб смущать людской покой.

Я смотрю на звёзды эти,
В бездне без границ и дна,
И с тобою, вольный ветер,
Я навек обручена.

Мой жених меня не бросит,
Он подарит мне Луну.
Он уже на землю сбросил
С неба звёздочку одну.

2020


http://zaslavskaja.com/2020/09/16/krest-i-veter.html

Вспышка

И такая взяла хандра,
Что хоть вой, хоть плач,
Видно сердце вырвалось из нутра
И пустилось вскачь,
По горам, по долам,
По лугам с высокой травой,
Я осталась одна, на расправу ветрам
Да с расхристанною душой.

– Ты куда бежишь по горам-долам,
Сердце глупенькое моё?
– Прям к его ногам прибегу и там
Полыхну неземным огнём!
2020


http://zaslavskaja.com/2020/09/15/vspyshka.html